Флориан Хайнеманн #3 — Критерии корпоративных акселераторов

Сегодня разбираемся с понятием корпоративных акселераторов, что подпадает под это понятие и каким критериям они должны соответствовать.

По итогам проведенного Флорианом Хайнеманном исследования (о котором говорилось в наших предыдущих статьях), основанном на сборе публичной информации по данной теме, а также на комментариях представителей некоторых из рассматриваемых компаний (всего их, кстати, в начале исследования было 847), автор выводит принципы и даёт определение как акселераторам в общем, так и корпоративным в частности. На этом и остановимся подробнее.

Так, по Хайнеманну, любой акселератор — это не просто бизнес-единица (обособленная или находящаяся в структуре какой-либо компании), это программа. Не венчурная организация, не модный растянутый по времени эвент, а именно программа помощи начинающему бизнесу, разработанная экспертами для определённых целей. Программа, которая:

— на начальных стадиях помогает проекту самыми различными способами (устанавливаются каждой программой индивидуально), но как минимум наставничеством и сведением с потенциальными инвесторами;
— применяется к начинающему проекту другой организацией, преследующей собственные цели, чаще всего экономические;
— определена во времени и не превышает срока в 12 месяцев;
— применима одновременно для группы различных стартапов;
— имеет конкурсный отбор;
— как правило, предлагает участникам стипендии;
— обычно требует на выходе неконтрольный пакет акций.

Причём два последних условия абсолютно опциональны, то есть их отсутствие/присутствие никак не влияет на решение относить или нет рассматриваемую программу к разряду акселераторов.

Далее на основе определений корпоративного акселератора, выведенных другими авторами, Хайнеманн предполагает, что:

а) корпоративный акселератор — особый тип программы, учрежденной какой-либо компанией.
б) у корпоративных программ (и снова он обращает внимание, что акселератор — это именно программа) есть лишь 2 отличия от обычных профильных:

— владельцами корпоративных акселераторов на 50% и более являются такие юрлица, чьим основным бизнесом не является работа со стартапами;
— цели таких программ являются производными от стратегических целей материнской компании (на базе которой они основаны).

Из чего следует, что корпоративный акселератор не имеет принципиальных отличий и является по сути подвидом общего понятия акселератора. А дальше, чтобы доказать эту гипотезу, автор и проводит исследование среди десятков корпоративных акселераторов со всего мира (из начальных 847 были отобраны 60 предоставивших максимум публичной информации о своих условиях и результатах) и на основании дальнейшего анализа выводит 7 критериев корпоративного акселератора:

1) Предлагаемая стартапам помощь. Вышеприведенные определения обязывают акселераторские программы поддерживать свои портфельные компании различными средствами, как минимум менторством и связями с потенциальными инвесторами. И, согласно Хайнеманну, все исследованные ими корпоративные акселераторы в той или иной форме заявляли наставничество своей функцией. Что же касается связей с инвесторами, то здесь 65% программ предлагали организацию демонстрационных дней, во время которых стартапы могли представить свои продукты инвесторам; 5% отказались от подобной практики, а оставшиеся 30% не предоставили информацию.

Многие корпоративные акселераторы предлагают дополнительную помощь, например, в правовых вопросах, в HR, в финансовом консалтинге. Некоторые компании предоставляют в пользование свои ресурсы. Так телевизионная корпорация Modern Times Group давала своим портфельным стартапам доступ к лицензиям на различный медиаконтент, а Ernst & Young делился контактами своих клиентов. Почти 80% компаний предоставляли своим стартапам офисные места, а открыто заявили о непредоставлении только 5 %.

2) Управленческие задачи. Почти никто из изученных программ не раскрывал публично свои цели. В качестве исключений выступили всего несколько компаний. Среди них акселератор от немецкой страховой группы Allianz, заявивший, что, благодаря сотрудничеству со стартапами в рамках программы, будет «предлагать более качественные услуги и повышать ценность для клиентов». AT&T (американский транснациональный телекоммуникационный конгломерат) определил, что они «хотят создать экосистему образовательных технологий», а шведская медиагруппа Bonnier написала, что она «всегда хочет свежие идеи». И хотя подавляющее большинство компаний не провозглашали задачи своих корпоративных акселераторов, очевидно, что почти у всех у них цели были бы из разряда вышеприведённых. Ведь невозможно представить, что подобные программы будут организованы без определения какого-то ожидаемого результата. Это подтверждается публичными заявлениями топ-менеджеров таких компаний как Coca Cola и Microsoft, которые рассказали о взаимной выгоде, полученной от их акселераторских программ.

3) Установленные сроки. Более 80% исследованных Хайнеманном программ были ограничены по времени, причем большинство имели продолжительность от двух до шести месяцев, а остальные длились не более года. Но были и совсем нетипичные.

Так, всего восьмидневная программа Deutsche Telekom была единственная короче двух месяцев, но зато все остальные критерии, определяющие акселератор, были выполнены. Будет справедливым отметить, что эта программа проходила на фоне некоторых иных предложений для участвовавших стартапов, некоторые из которых были более растянуты по продолжительности. Позиция Deutsche Telekom по поводу такой нетепичности для акселерационной программы заключалась в уверенности, что подобным образом стартапы «быстрее привлекут необходимые денежные средства».

А вот бельгийская программа Telenet’s Idealab, длившаяся 4 месяца, наоборот предлагала проектам по желанию продлить своё пребывание в акселераторе ещё на четыре месяца и поучаствовать в финальном демонстрационном дне. Похоже сделала и французская La Poste — разделила свою программу на 2 отдельных блока по 3 и 9 месяцев, первый — для детальной проработки идеи, а второй — для непосредственного внедрения. Mondelez следовала той же логике, но предлагала две стадии по три месяца каждая.

Программа Samsung’а была единственной, которая позиционировала себя полноценным акселератором, но не имела определённых сроков.

4) Групповое участие. Более 90% всех программ принимали в свои акселераторы стартапы группами, а не предлагали индивидуальный вход в программу. Исключениями был, опять же, Samsung и ещё несколько программ, у которых автору не получилось идентифицировать принцип приёма участников.

Зачастую компании не предоставляли информацию о частоте приёма на курс своего акселератора, предпочитая анонсировать только дату следующего набора в группу, если вообще анонсировали. Видимо, это позволяло программам оставаться максимально гибкими в условиях постоянных изменений, а также в своей зависимости от предыдущих наборов. И всё-таки треть программ числились на ежегодной основе, а 20% запускались два, три и более раз в год.

5) Процесс приёма заявок. Определение акселератора из начала статьи предписывает программам иметь процесс отбора кандидатов. Абсолютно все программы предусматривали предварительную подачу заявок, что подразумевало возможный отказ в участии. К сожалению, не удалось определить средний процент одобрения заявок. Только Telefónica и ProSiebenSat.1 раскрыли данные о своих коэффициентах приёма: 1,6% и <2% соответственно.

6) Стипендии. Хотя стипендии и не являются обязательным критерием акселератора, они показали себя типичным бонусом со стороны корпораций — 63% предлагали участникам те или иные суммы. Это подразумевало собой либо возмещение транспортных расходов (Yandex и Pearson), либо фиксированные по сумме (Telstra) и нефиксированные стипендии (Wells Fargo). И лишь четверть компаний ясно указали, что стипендий не предоставляют.

7) Акционерный капитал. Как и в случае выше, понятие акселератора не рассматривает инвестиции в акционерный капитал как обязательные. Однако около 40% всех программ претендовали на долю в будущем капитале стартапов. Причём, так же как и со стипендиями, у одних процент был фиксированный, у других — обговаривался индивидуально. В любом случае, этот показатель ни разу не превысил 10%, что соответствует критерию о неконтрольном пакете акций. Причём, все компании, претендовавшие на долю в стартапе, предлагали стипендии на время программы. В то же время около 10% всех программ, среди которых, например, ImmobilienScout24 и Telenet, предлагали финансовую поддержку стартапам, не претендуя в дальнейшем на процент в капитале.

Анализируя итоговые значения, получаем:
62% корпоративных акселераторов удовлетворили критериям, предложенным в начале статьи как определяющие стартап-акселератор. Причём, треть программ также выполнили необязательные условия (стипендии и будущая акционерная доля). Тут же автор добавляет, что если оценивать полученные им данные менее строго и делать поблажки на отсутствие достоверной информации по некоторым критериям, то процент удовлетворения всем критериям стремится к 100. Таким образом, данные, полученные Хайнеманном, подтверждают гипотезу о том, что на практике корпоративные акселераторы выполняют все условия некорпоративных и являются по сути их подвидом, а не отдельным феноменом.

И, наконец, самое главное – практический вывод. Подтверждение вышеприведённой гипотезы способствует повышению уверенности топ-менеджмента компаний в том, что наличие корпоративного акселератора — возможность крайне положительная, эффективная и не такая уж рискованная, как кому-то могло казаться ранее. Это также и возможность тестировать новые технологии, проводить более практические исследования, повышать доверие к своему бренду, это и хорошая школа для кадров как со стороны стартапа, так и со стороны материнской компании, не говоря уже о возможности диверсификации портфеля и росте уровня конкурентоспособности.

На сегодня всё, но наша серия статей не заканчивается.
Поэтому, как говорится, stay tuned!

А если вы хотите сами стать ближе к инновациям, изобретениям, инвестициям, юриспруденции и крупным сделкам, добро пожаловать в нашу Евразийскую Венчурную Академию: http://eva.academy/

Ваш менеджер корпоративных проектов EVA Innovations,
Александр Белов


Статья #1 — Вопросы корпоративной акселерации

Статья #2 — Отличие акселератора от венчурного фонда

Статья #4 — Макроэкономическая перспектива корпоративных акселераторов

Мы в

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

+7 (919) 775-75-70